Космонавт коваленок владимир васильевич – все о космосе

Космонавт Коваленок Владимир Васильевич

Космонавт коваленок владимир васильевич – все о космосе

Космонавт Коваленок Владимир Васильевич

Космонавт: Коваленок Владимир Васильевич (03.03.1942 г.)

  • 40-й космонавт СССР (83-й в мире), позывной «Фотон-1»
  • Длительность полета (1977 г.): 2 суток 44 минуты 45 секунд
  • Длительность полета (1978 г.): 139 суток 14 часов 47 минут 32 секунды
  • Длительность полета (1981 г.): 74 суток 17 часов 37 минут 23 секунды

Биография

Родился Владимир Васильевич 3-го марта 1942-го года в селе Белое, недалеко от столицы Белоруссии. В 1959-м году будущий космонавт Коваленок окончил среднюю школу с серебряной медалью, после чего покинул Минскую область и поступил на обучение в высшее авиационное училище в Саратовской области, городе Балашов.

Завершив высшее образование, в 1964-м году пошел на службу в авиацию. Примечательно, что работа его воинской части была направлена на поиск космонавтов, прибывший после окончания миссии на Землю. В 1965-м году Владимир Коваленок попробовал поступить в отряд космонавтов, пройдя требуемые медицинские осмотры, однако безуспешно.

Был отправлен в резерв.

Космическая подготовка

В 1967-м году Владимира Васильевича зачислили в отряд ЦПК — центра подготовки космонавтов. Последующие два года слушатель-космонавт проходит ряд специальных тренировок. В этот период будущий космонавт получил травму голени, серьезность которой не помешала ему вернуться к тренировкам. Поэтому, в августе 1969-го года капитан Коваленок получил звание космонавта.

С 1969-го года по 1977-й Владимир Васильевич выполнял обязанности оператора связи с космическими экипажами, позже – проходил подготовки на роль командира экипажа для нескольких миссий. Последняя из них представляла собой 1-ю экспедицию на космическую станцию «Салют-6».

Первый полет

9-го октября 1977-го года космический аппарат «Союз-25» с командиром Коваленком и бортовым инженером Рюминым стартовал с Земли. Задача космонавтов состояла в проведении стыковки со станцией, однако во время выполнения миссии возникли неожиданные проблемы.

Космический корабль трижды пытался причалить к «Салют-6», выполняя все требуемые технические и физические условия, но по неустановленным причинам стыковка не удавалась. Вместо ожидаемой надписи «Механический захват», система выводила на транспарант «Отвод».

Третья попытка стыковки с 50%-й вероятностью могла сблизить/отдалить космические аппараты. Первый вариант развития событий привел бы к непредсказуемой и опасной ситуации, но к счастью, космонавты заметили, что «Союз-25» отдаляется от станции.

Используя остатки топлива, экипаж направил корабль в сторону Земли. Длительность миссии составила двое суток.

По завершению космического полета Владимир Васильевич получил звание полковника.

Второй полет

15 июня 1978-го года с Байконура стартовал КК «Союз-29», экипаж которого, в лице командира В. Коваленка и бортового инженера А. Иванченкова, представлял вторую космическую экспедицию на «Салют-6».  Успешно проведя стыковку со станцией, космонавты перешли на борт «Салют-6».

Проведя на ее борту более 130-ти суток, космонавт Коваленок успел поучаствовать в выполнении ряда технических задач.Среди них прием трех грузовых космических кораблей серии «Прогресс», двух пилотируемых международных кораблей «Союз-30» (советско-польский) и «Союз-31» (советско-немецкий), а также выход в космическое пространство, который продлился 2 часа и 20 минут.

Экипаж КК «Союз-29» вернулся на Землю 2-го ноября 1978-го года, уже на аппарате «Союз-31».

Выполнение данной миссии повлекло за собой получение Владимиром Васильевичем двух почетных званий: Летчик-космонавт СССР и Герой Советского Союза.

Третий полет

В 1980 — 1981 гг. космонавт Коваленок проходил подготовку в качестве члена дублирующего экипажа для проведения основной экспедиции на космическую станцию.

Однако, в феврале 1981-го года был назначен на роль командира основного экипажа.

Причиной послужило то, что станция «Салют-6» требовала проведение ремонтных работ, и комиссией было решено отправить на ДОС опытного космонавта, уже бывавшего там ранее.

Третий полет Владимира Коваленка состоялся 12-го марта 1981-го года на космическом аппарата «Союз Т-4». В составе команды был и бортовой инженер Виктор Савиных.

Кроме требуемых ремонтных работ, экипажем корабля «Союз Т-4» были также приняты две международные экспедиции: «Союз-39» (советско-монгольская) и «Союз-40» (советско-румынскую).

Более 70-ти дней пребывая на орбите Земли, космонавт Коваленок 26-го мая 1981-го года вернулся обратно домой.

Дальнейшая жизнь

После завершения космической карьеры, дважды Герой Советского Союза, до 2002-го года продолжал службу.

В марте 1988-го года стал заместителем начальника кафедры ВА ГШ ВС России, в 1990-м году начальником центрального НИИ Минобороны РФ, а в 1992—м Военно-воздушной инженерной академии. С 2001 года Коваленок Владимир Васильевич  является Президентом Федерации космонавтики России.

Кроме того за свою жизнь выдающийся космонавт опубликовал ряд сочинений, множество публикаций, из которых не менее 60-ти – научные работы на тему космоса и военного дела.

Владимир КОВАЛЁНОК:«Космический туризм – вынужденная мера для финансирования полетов»

Космонавт коваленок владимир васильевич – все о космосе

Летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, кандидат военных наук и профессор Владимир Васильевич Коваленок трижды покорял бескрайние космические просторы. Накануне Дня космонавтики он любезно согласился ответить на вопросы корреспондента «РГ/РБ».

– Владимир Васильевич, кем вы хотели стать в детстве? Я знаю, что вы родились в очень тяжелое время – шла война…

Лётчик-космонавт СССР Владимир Ковалёнок

– Это был 1942 год, и, естественно, мое военное и послевоенное детство в Белоруссии – разрушенной и сожженной – проходило, по сути, непосредственно под влиянием военных действий.

У нас в деревне мы с ребятами нашли несколько сбитых советских самолетов, и меня привлекло летное дело, тем более что в одном из самолетов я нашел шлемофон. Вот с тех пор я и стал мечтать стать летчиком.

В 1957 году, когда полетел первый спутник, мы вышли на него ночью посмотреть, и я произнес фразу: «Раз летают самолеты и спутники, то скоро полетят и люди!» Так у меня родилась мечта стать космонавтом.

– Как вы ее осуществили?

– В конце 50-х годов, когда в космос сначала полетели спутники, а затем и собаки Белка и Стрелка, все наши газеты пестрили фотографиями людей в белых халатах, поэтому многие фантазеры и авантюристы, каким был на тот момент и я, думали: «Кто же полетит первым из людей – летчик или врач?».

Я сделал вывод, что, скорей всего, врач, и по окончании школы в 1959 году поступил в военно-медицинскую академию в Ленинграде. Но тут, наверно, вмешались какие-то высшие силы, и я каким-то образом почувствовал, что все же первым космонавтом будет не врач, а летчик.

Поэтому я не стал учиться в академии, хотя уже был в нее зачислен, а переехал из Ленинграда в город Балашов Саратовской области и поступил в летное училище.

– Какое на вас произвело впечатление сообщение о том, что в космос полетел первый человек?

– Когда в апреле 1961 года я ехал на каникулы и находился в поезде, то услышал, как знаменитый диктор Юрий Левитан объявил о том, что Юрий Алексеевич Гагарин полетел в космос. Хорошо, что на мне был курсантский китель, иначе бы мое сердце выскочило из груди, так как я угадал профессию!

– Владимир Васильевич, а как вы были зачислены в отряд космонавтов, ведь наверняка существовали очень строгие критерии отбора – не только по медицинским, но и по, так сказать, идеологическим показателям?

– После окончания училища я попал в военно-транспортную авиацию и был в эскадрилье, которая занималась поиском возвращаемых на землю аппаратов-спутников из космоса. И это меня еще раз навело на мысль о том, что я постепенно приближаюсь к заветной мечте.

Тогда почему-то было стыдно об этом говорить – все стеснялись.

Разве можно простому деревенскому парню мечтать о космосе? Я принимал участие в поиске летательного аппарата космонавта Леонова в 1965 году, когда Алексей Архипович вышел в открытый космос, а в мае того же года мне было предложено пройти медицинскую комиссию.

Вот так постепенно я приблизился к заветной цели. Тогда основной упор был сделан на здоровье, считалось, что это – основной критерий. Мне пришлось пройти комиссию дважды, так как с первого раза я ее не прошел. В 1967 году я попал в отряд космонавтов.

– Какой был конкурс?

– По тем временам это был не конкурс, а просто какое-то издевательство наших врачей над летчиками. Чего они только не придумывали для испытаний – и импульсные токи, и вращения по 15 минут, и качели вниз головой и т. д.

Пришлось все это выдержать, но я знаю, что в 1965 году, когда в отряд космонавтов был зачислен Петр Климук, через госпиталь прошло около 1200 летчиков. Многих из них вообще комиссовали и лишили летной работы, а 20 космонавтов были набраны.

Но в 1967 году взяли только 12 человек.

– В те годы космос был засекречен. С вас брали какую-либо подписку о неразглашении секретной информации?

– В обществе до сих пор бытует неверная информация о том, что с нас брали подобные подписки.

Ничего особенного от нас не требовали, а просто рекомендовали поменьше трепаться, потому что сотрудники политотделов и особисты (работники органов госбезопасности) нас предупреждали, что если станет известна сфера нашей деятельности, то кто-то сможет нас скомпрометировать или завербовать.

Осторожность была, поэтому я в своей деревне до самого полета никому не сообщал о том, где нахожусь, чем занимаюсь. Я говорил, что просто летаю. Мы тогда особенно не хвастались, что находимся в отряде космонавтов, но никаких подписок о неразглашении никогда не было, это миф!

– Вы три раза летали в космос, но во время первого полета, насколько я знаю, произошла так называемая нештатная ситуация.

– Я четыре раза соприкоснулся со станцией, но так получилось, что в стыковочном узле не сложились замки, поэтому сцепления не произошло, и мы сели на Землю досрочно. При этом довольно серьезно рисковали, так как топлива почти не осталось. Мы садились на аварийной системе, горючего хватило впритык.

– А что вам запомнилось из всех трех полетов, если суммировать общие впечатления?

– Каждый из полетов – по-своему яркий и запоминающийся. В первом, как я уже отмечал, были определенные сложности из-за того, что не удалось состыковаться и выполнить намеченные задачи. Второй запомнился тем, что к тому времени я уже получил профессиональные навыки – и как оператор, и как наблюдатель, как исследователь и ученый.

Третий полет тоже был своеобразным – тем, что станция на тот момент уже дышала на ладан. Но нужно было закрыть программу «Интеркосмос», поэтому мне снова пришлось лететь.

Я выполнил это задание, мы закончили программу «Интеркосмос», отремонтировали станцию и оставили ее на орбите в качестве резервной станции – на всякий случай, если произойдет нештатная ситуация.

– Как вы относитесь к модному нынче явлению – космическому туризму?

– Мое мнение по данному вопросу неоднозначное. С одной стороны, это хорошо, что люди теперь имеют такую возможность, но с другой – я как исследователь и ученый считаю, что пока это делать рановато, потому что мы еще не использовали все рациональные возможности экипажей для того, чтобы была мощная отдача.

Я на данном этапе на международном уровне уделил бы внимание одной-единственной проблеме – исследованию природных ресурсов Земли в глобальном и планетарном масштабе. Люди варварски относятся к природе. Так, например, в свое время произошло с нашим Аральским морем: когда из него забрали воду для рекордного урожая хлопка, оно погибло.

А я еще в 1977 году, при первом полете, предупредил, что Арал гибнет. Планета Земля требует к себе пристального внимания, это очень хрупкое создание, а мы сейчас организуем только международные полеты и осуществляем выходы в открытый космос.

Это тоже потребуется со временем, но сейчас, если бы я был мировым правителем, то заставил бы все страны мира сконцентрировать внимание на исследовании Мирового океана, так как он очень засоряется, на сохранении лесных ресурсов, ведь это «легкие» планеты, на проблемах экологии.

Когда я наблюдал, как пыльная буря с пустыни Сахары, подхваченная воздушными потоками, попала в циклон, который затем пролился на Филиппинах оранжевым дождем, это меня очень впечатлило! Но если космический туризм дает какую-то пользу, то я не возражаю.

По-видимому, на данном этапе для нашего российского космоса космический туризм – вынужденная мера для инвестирования полетов, так как после развала Советского Союза России в одиночку трудно было удержаться на плаву в космическом деле. Но об этом уже не мне судить. Я всего лишь пенсионер, возглавляющий Федерацию космонавтики России, высказывающий личное мнение.

Беседовал Евгений Кудряц

“Русская Германия” № 15, 2009 г.

Наша справка:

Владимир Коваленок: «Надеюсь, что скоро в космос полетит еще один белорус»

Космонавт коваленок владимир васильевич – все о космосе

3 марта 70‑летний юбилей отметил дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт, почетный гражданин Минской области Владимир Васильевич Коваленок. Эта памятная дата, а также предстоящий Всемирный день авиации и космонавтики и стали поводом для интервью.

Владимир Васильевич Коваленок — советский космонавт № 40, генерал-полковник авиации. Дважды Герой Советского Союза, Герой Германской Демократической Республики и Монгольской Народной Республики. Внес огромный вклад в развитие науки в области космоса.

10 лет (по июнь 2002 года) возглавлял Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского.

Доктор военных наук, профессор. Автор 6 книг и 7 научных монографий, посвященных космосу.

Набрав номер домашнего телефона, я поздравил Владимира Васильевича с юбилеем и пожелал крепкого здоровья.

— Спасибо, что не забываете, а чувствую себя нормально, по земным меркам.

— Вы лично знали Юрия Гагарина. Каким он вам запомнился?

— Сейчас словами не передашь ту эйфорию чувств, настоящую гордость за отечественную космонавтику и страну. Сообщение ТАСС я, тогда курсант Балашовского высшего военного авиационного училища летчиков, ехавший домой на каникулы, услышал утром на железнодорожной станции Лиски Воронежской области.

Помню, только вышли с товарищем на перрон, чтобы подышать свежим весенним воздухом, как на всю станцию прозвучал голос Левитана: «Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза!». Почему-то первой и, думаю, не у меня одного промелькнула тревожная мысль: что-то случилось очень серьезное.

Не война ли? Тогда ведь в мире неспокойно было. Затем услышал слова, которые врезались в память на всю жизнь: «12 апреля 1961 года в Советском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире космический корабль-спутник «Восток» с человеком на борту.

Пилотом-космонавтом космического корабля-спутника «Восток» является гражданин Союза Советских Социалистических Республик летчик майор Гагарин Юрий Алексеевич».

Ликовал весь вокзал, вокруг раздавалось: «Ура!», «Человек в космосе!». Незнакомые люди обнимались, а их лица сияли от радости. Отправление поезда даже задержали. Почти всю оставшуюся дорогу в вагоне говорили только о Гагарине и его полете, который в одночасье стал известен всему миру.

После окончания училища я летал на самолете Ан-24 — сначала вторым пилотом, а потом командиром корабля.

В мае 1967‑го был зачислен в отряд космонавтов, в группу ВВС № 4, где прошел полный курс общекосмической подготовки и курс подготовки к полетам на кораблях типа «Союз» и орбитальных станциях «Салют».

Гагарин был в то время заместителем начальника Центра подготовки космонавтов. Мне он запомнился своей открытостью к общению, добротой и деловитостью.

Встреча с Гагариным

«22 мая 1967 года я подошел к проходной Звездного городка с женой и дочерью. Дежурный по Центру подготовки, позвонив куда-то по телефону, пригласил следовать за ним, затем подвел к двери, на которой значилось: Гагарин Юрий Алексеевич.

Сердце забилось от волнения. Робко открыл дверь. Юрий Алексеевич встал из-за стола, выслушал доклад о прибытии на новое место службы. Предложил сесть, сам сел напротив.

Беседа наша затянулась: то и дело разговор прерывали телефонные звонки…

…Наконец, положив трубку, Юрий Алексеевич спросил: «Один приехал или с семьей?». Я ответил, что с семьей, и разговор пошел совсем не о космических делах, как я, признаюсь, ожидал, а о сугубо земном.

Гагарин рассказал, что квартиры будут готовы месяца через два, и тут же стал прикидывать, как мне лучше поступить: жить в профилактории или определиться к кому-нибудь из молодых космонавтов. Около часа шла беседа, и ни одного слова о дальнейшей моей службе. Обладая исключительным тактом, Юрий Алексеевич понимал, что я сгораю от желания узнать о предстоящей работе.

Словно прочитав мои мысли, он улыбнулся и сказал: «Вот что, Володя, надеюсь, в отряд космонавтов ты прибыл надолго. Поэтому о служебных делах и проблемах поговорим, когда соберется вся ваша группа. Сейчас же тебе надо устроиться, побеспокоиться о семье, встать на довольствие.

Запомни правило — сначала обустрой свои житейские дела, все до мелочей, тогда и служба, и работа пойдут нормально». На этом и закончилась наша беседа. Вышел из кабинета. Было приятно на душе от разговора, от заботы такого известного и такого доброго человека…»

Из книги В. Коваленка  «Родина крылья дала».

— Владимир Васильевич, вы один из немногих космонавтов, совершивших три космических полета. Какой из них самый памятный и трудный?

— Да все три: легких полетов не бывает. Это ведь не романтические прогулки при Луне! Первый полет, которому предшествовали десять труднейших лет изнурительной подготовки на земле и в воздухе, на воде и под водой, состоялся 9 октября 1977 года, когда был осуществлен запуск космического корабля «Союз-25».

Я был его командиром, а Валерий Рюмин —  бортинженером.

Программой полета предусматривались стыковка со станцией «Салют-6», выведенной на околоземную орбиту чуть раньше, и проведение на ней научных экспериментов. Однако программа 100‑суточного космического полета выполнена не была.

Из-за нештатного режима работы системы сближения стыковку осуществить не удалось, и через два дня полет был досрочно прекращен. Очень обидно было возвращаться на Землю, чувствуя себя неудачником… От переживаний с месяц, наверное, не мог нормально спать.

Столько было подозрений, неприятных разговоров, что, дескать, мы с Рюминым такие-сякие, повредили стыковочный узел, «запороли» программу полета… На самом же деле, как выяснилось после возвращения с орбиты очередного экипажа в составе Гречко — Романенко, виноваты в случившемся были не мы, а конструкторы, допустившие серьезную ошибку. Лишь после этого с нас сняли нелестные ярлыки и наградили орденами Ленина.

С 15 июня по 2 ноября 1978 года совершил второй полет на космическом корабле «Союз-29», также в качестве командира корабля. В этот раз успешно провели стыковку с орбитальной станцией «Салют-6». На ней вместе с Александром Иванченковым приняли две международные экспедиции: советско-польскую (Петр Климук и Мирослав Гермашевский) и советско-немецкую (Валерий Быковский и Зигмунд Йен).

Но главное событие, может быть, всей моей жизни случилось 29 июля, когда я совершил выход в открытый космос. Продолжительность пребывания вне корабля составила 2 часа 5 минут.

— Интересно, какие чувства испытали за это время?

— Первое — это ощущение непонятного состояния. Когда я с трудом перенес ноги за борт и глянул вниз, то увидел черную бездну, а черная бездна — это небо, и я понял, что я стою вниз головой. А посмотрел вверх — Земля была надо мной. Вот это ощущение я запомнил на всю жизнь. И летели мы где-то в районе Ростовской области, было видно Каспийское, Черное море.

Страх был, естественно. Но и, с другой стороны, гордость была, что вот, мы уже вышли в космос на работу, после Алексея Архиповича Леонова, который проложил дорогу, выходили потом вновь и Елисеев, Гречко и Романенко в открытый космос, я был шестым.

Но вот это ощущение, что Земля над тобой и нет среды, которая ограничивала бы тебя в пространстве, оно и спустя десятилетия незабываемо.

Никогда прежде человек не находился в космосе такое длительное время (продолжительность полета составила 139 суток 14 часов 47 минут и 32 секунды).

Мировой рекорд не был самоцелью — главным было ответить на вопрос ученых: сможет ли человек находиться в космосе свыше 120 суток? Ведь к этому времени в крови все эритроциты меняются на родившиеся в космосе.

Как отнесется к этому организм? Кровь космонавтов исследовалась в ходе полета, ее образцы доставлялись на Землю с экспедициями посещения, и только после получения благополучных результатов полет был продолжен, научная программа которого была полностью выполнена.

(За успешное осуществление длительного космического полета на орбитальном научно-исследовательском комплексе «Салют-6» — «Союз» и проявленное при этом мужество и героизм полковник В. Коваленок был награжден первой медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза и орденом Ленина. — Авт.)

А третий раз я побывал в космосе с 12 марта по 26 мая 1981 года на корабле «Союз Т-4», который провел успешную стыковку с орбитальной станцией «Салют-6». Продолжительность полета составила 74 дня 17 часов 37 минут и 23 секунды.

— Сколько суток в общей сложности провели на околоземной орбите?

— 217. Семь месяцев и неделю.

— Владимир Васильевич, как вы считаете, что ожидает пилотируемую космонавтику в новом веке?

— Я думаю, что человечество достигнет Марса, побывает в очередной раз на Луне, создаст там космические базы для того, чтобы двигаться дальше.

— Ваши дети с космонавтикой не связаны?

— До недавнего времени и сын, и дочь служили в российской армии. Уволились в запас в звании подполковник. Теперь вся надежда на внуков, их у меня четверо.

— На родине, в деревне Белое Крупского района, часто бываете?

— Ежегодно. Вот снова собираюсь погостить в родном краю. У меня там брат живет, с удовольствием его проведаю, а также своих старых друзей. Домой, где прошли незабываемые детские и школьные годы, всегда тянет как магнитом. Для души это такая отрада, я вам скажу…

— Чем вы сейчас занимаетесь?

— По возрасту, как вы понимаете, я пенсионер, но с космосом связь держу, правда, теперь уже на общественных началах: возглавляю Российскую федерацию космонавтики. Периодически бываю в Центре подготовки, общаюсь с нынешним поколением космонавтов.

— Владимир Васильевич, я слышал, что в этом году должен полететь в космос еще один наш земляк, уроженец Червеня Олег Новицкий…

— Знаю, что он интенсивно тренируется в Центре подготовки космонавтов. Не хочу загадывать, но если все сложится удачно, то еще один белорус проложит путь к звездам. Мы с Петром Климуком будем этому только рады.

Беседовал Григорий Солонец

Экспертный комментарий

Космонавт коваленок владимир васильевич – все о космосе

Сегодня легендарному космонавту, уроженцу Беларуси, дважды Герою Советского Союза, генерал-полковнику авиации (в запасе), президенту Федерации космонавтики России, кандидату военных наук, профессору Владимиру Васильевичу Ковалёнку исполняется 75 лет.

Владимир Васильевич родился 3 марта 1942 года в деревне Белое Крупского района Минской области Белорусской ССР, где провел детские и школьные годы.

В 1959 году, сразу после школы, Владимир Ковалёнок поступил в Балашовское высшее военное авиационное училище летчиков, которое закончил в 1963 году. Затем закончил Военно-воздушную академию им. Ю.А.

Гагарина (1976) и Военную академию Генерального штаба ВС СССР им. К.Е. Ворошилова (1984).

Летную службу Владимир Васильевич Ковалёнок начал в военно-транспортной авиации.

С 14 января 1964 года он служил помощником командира корабля, правым летчиком, а с 27 октября 1965 года – командиром корабля Ан-12 374-го военно-транспортного авиационного полка 12-й военно-транспортной авиационной дивизии ВТА ВВС.

Эта воинская часть базировалась на аэродроме подмосковного поселка Чкаловский и специализировалась на поиске и эвакуации вернувшихся на Землю космических аппаратов, в том числе и спускаемых аппаратов пилотируемых космических кораблей.

Владимир Васильевич в 1965 году принимал участие в 3-ем наборе в отряд космонавтов. Прошел медкомиссию и рассматривался на заседании мандатной комиссии 20 октября 1965 года. Однако тогда он в отряд космонавтов зачислен не был, но оставался в резерве.

7 мая 1967 года приказом Главкома ВВС №369 Ковалёнок был зачислен в отряд ЦПК в качестве слушателя-космонавта. С мая 1967 по июль 1969 года проходил общекосмическую подготовку. Причем во время тренировки на канате получил серьезную травму голени, но смог вернуться к подготовке.

18 августа 1969 года он был назначен космонавтом 3-го отдела 1-го управления 1-го НИИ ЦПК.

Свой первый космический полет Владимир Васильевич совершил только в 1977 году. Прошло десять лет упорных тренировок и подготовки к космическому полету.

9 октября 1977 года с космодрома Байконур стартовал корабль «Союз-25», пилотируемый командиром корабля Владимиром Коваленком и бортинженером Валерием Рюминым. Для обоих это был первый космический полет.

Программа полета предусматривала стыковку с новой советской орбитальной станцией «Салют-6» и работу на ее борту в течение 100 суток, что предполагало установление мирового рекорда продолжительности полета.

Однако первый полет оказался неудачным. Транспортный корабль «Союз 25» в автоматическом режиме успешно сблизился со станцией до расстояния ста метров, но далее, как отметили космонавты, автоматическая система «Игла» стала работать некорректно, и Ковалёнок перешел на ручной режим пилотирования.

Из-за сбоя в системе автоматики корабль подошел к станции под углом, и командир был вынужден отвести его от станции. Вторая попытка проходила штатно. В интервью журналу «Новости космонавтики» Владимир Ковалёнок отметил, что корабль четко состыковался со станцией, но не сработали защелки стыковочного узла.

На пульте управления вместо транспаранта «Механический захват» загорелся «Отвод». Стыковки не произошло. Экипаж предпринял еще две попытки стыковки, но результат был тот же – корабль касался стыковочного узла станции, но не происходило сцепки объектов. Больше топлива на стыковку не осталось и пришлось прервать полет.

Корабль вернулся на Землю 11 октября 1977 года, продолжительность полета составила двое суток.

В книге «Мировая пилотируемая космонавтика. История. Техника. Люди» приводятся воспоминания Владимира Ковалёнка о результатах этого полета: «Первое время после возвращения я очень переживал. Мне было больно.

Я не чувствовал своей вины, но во взглядах окружающих нет-нет, да и проскальзывала искорка недоверия… Не смог… Кое-кто делал вид, что не помнит, как мы с Рюминым шли на риск, выработав топливо до последней капли… А сколько было судов-пересудов…».

Государственная комиссия не сумела однозначно выяснить причину нестыковки, так как бытовой отсек вместе с системой управления стыковкой и стыковочным узлом сгорел в атмосфере.

В итоге было принято решение, которое фактически действует и сейчас: в каждом экипаже должен быть хотя бы один космонавт, уже имеющий опыт космического полета.

А экипаж Ковалёнка и Рюмина был награжден только орденами Ленина, званий Героя Советского Союза им за тот полет присвоено не было.

Владимир Васильевич Ковалёнок после неудачи не сдался, а упорно продолжил подготовку к следующему полету. И уже в том же 1977 году вместе с Александром Иванченковым был назначен командиром дублирующего экипажа длительной экспедиции на станцию «Салют-6». После дублирования экипаж Ковалёнка был назначен основным для второй длительной экспедиции на эту станцию.

Космический корабль «Союз-29» стартовал с космодрома Байконур 15 июня 1978 года. Корабль пилотировали Владимир Ковалёнок и Александр Иванченков. Программа новой экспедиции на «Салют-6» предусматривала продолжительность полета до 140 суток с установлением нового мирового рекорда.

Однако не рекорд был главной целью полета. Как отмечается в книге «Мировая пилотируемая космонавтика. История. Техника. Люди»: «…главным было преодоление 120-суточного рубежа. К этому времени в крови все эритроциты заменяются на родившиеся в космосе.

Как отнесется к этому организм? Будут ли эритроциты, рожденные в космосе, выполнять свои функции после возвращения к гравитации? До сих пор ни один живой организм не летал в космосе так долго.

Предполагалось исследовать кровь космонавтов в ходе полета, спуская образцы на Землю с экспедициями посещения, и только при благополучных результатах полет мог продолжаться до 140 суток».

Полет прошел идеально. Космонавты выполнили все поставленные задачи и доказали, что человек может длительное время работать в космосе.

Кроме того, во время работы экипаж принял две международные экспедиции: советско-польскую с экипажем в составе Петра Климука и Мирослава Гермашевского (судьба свела в одном полете двух белорусских космонавтов – Петра Климука и Владимира Коваленка, – прим. Soyuz.by) и советско-немецкую с экипажем в составе Валерия Быковского и Зигмунда Йена.

29 июля 1978 года Владимир Ковалёнок и Александр Иванченков совершили выход в открытый космос продолжительностью 2 часа 5 минут. Во время выхода по техническому полетному заданию главная роль отводилась бортинженеру Александру Иванченкову, а Владимир Ковалёнок страховал его.

Примечательно то, что во время этого выхода, что космонавты работали в первых в мире скафандрах космического базирования, рассчитанных на людей разной комплекции. До этого все скафандры, даже для работы в открытом космосе делались для каждого космонавта индивидуально.

Новые скафандры были рассчитаны для подгонки по фигуре космонавта прямо на орбите. Первый выход в открытый космос в них в декабре 1977 года совершили Георгий Гречко и Юрий Романенко.

Оба они обладали средним ростом, а Ковалёнок и Иванченков, наоборот, высокие люди, но скафандры подошли и тем, и другим. Успешный полет завершился 2 ноября 1978 года.

В третий космический полет Владимир Ковалёнок стартовал 12 марта 1981 года вместе с бортинженером Виктором Савиных на космическом корабле «Союз Т-4». На следующие сутки корабль успешно состыковался со станцией «Салют-6».

В этой экспедиции не предполагалось рекордного полета, его продолжительность составила 75 суток, но его отличал очень плотный график и большое количество экспериментов. Во время работы экипаж принял две международные экспедиции: советско-монгольскую и советско-румынскую.

Кроме того, впервые в длительном полете испытывалась новая модификация транспортного корабля «Союз Т». 26 мая 1981 года космонавты Владимир Коваленок и Виктор Савиных вернулись на Землю. Программа полета была выполнена полностью.

В 1984 году Владимир Ковалёнок был назначен заместителем начальника 1-го управления Центра подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина. Данная должность не предполагала совмещения с летной работой, и Ковалёнок выбыл из отряда космонавтов.

В 1986-1988 годах Ковалёнок служит на ряде командных должностей: заместитель командующего 37-й воздушной армией Верховного Главнокомандования (стратегического назначения). В 1988-1990 – заместитель начальника кафедры стратегии Военной академии Генерального штаба ВС СССР.

В 1990-1992 – начальник 30 ЦНИИ Министерства обороны СССР. С июля 1992 года он назначен начальником Военно-воздушной инженерной академии имени Н. Е. Жуковского Российской Федерации, которую возглавлял на протяжении почти десяти лет.

В июне 2002 года Владимир Васильевич ушел в запас по достижении предельного возраста для военнослужащих в звании генерал-полковника авиации.

С 1989 по 1992 год Владимир Ковалёнок также являлся народным депутатом БССР и Республики Беларусь.

25 января 2001 года Владимир Васильевич был избран Президентом Федерации космонавтики России, которую возглавляет до сих пор. Федерация космонавтики России – российская общественная организация в области космической деятельности. В состав ее членов входит более 300 предприятий и организаций ракетно-космической отрасли России.

Хочется поздравить с юбилеем Владимира Васильевича Ковалёнка и пожелать ему новых достижений. Как отмечает сам юбиляр: «Как ты себя поставишь в этом мире – наверное, то и получишь и от себя, и от людей…».

Владимир Ковалёнок: «В космосе ещё много нерешённых задач!» | Пражский Телеграф

Космонавт коваленок владимир васильевич – все о космосе

Владимир Ковалёнок: «В космосе ещё много нерешённых задач!»

Скорость обновления красных кровяных телец, эритроцитов, в человеческом организме составляет около 120 суток. Этот медицинский факт известен, пожалуй, даже школьникам.

Но что будет с кровью человека, который проведёт в космосе больше этого времени, и чья кровь практически полностью там обновится? Ответа на этот вопрос мировая наука не знала до 1978 года — до тех пор, пока в космос на 140 суток не слетали советские космонавты Владимир Ковалёнок и  Александр Иванченков.

15 апреля 2016 года в рамках празднования 55-летия полёта в космос первого космонавта Юрия Гагарина в пражском планетарии состоялась встреча с советским космонавтом, дважды Героем Советского Союза, президентом Федерации космонавтики России Владимиром Васильевичем Ковалёнком.

Простой деревенский мальчишка, родившийся в 1942 году в разорённой войной Беларуси, он с детства мечтал стать «героем своего времени» — лётчиком. «Примером для меня был подвиг Алексея Маресьева, лишившегося обеих ног и вернувшегося после этого в военную авиацию, — вспоминает Владимир Ковалёнок.

— Книга о герое Бориса Полевого «Повесть о настоящем человека» определила мой жизненный путь». В октябре 1957 года Советский Союз запустил в космос первый искусственный спутник Земли.

Услышав сообщение об этом по радио и отыскав на небе светящуюся красную точку, Владимир Ковалёнок уверился в мысли о том, что и люди тоже смогут полететь в космос.

Далее в Советском Союзе были пробные запуски в космос животных: материалами об этих событиях пестрели советские газеты, а на фотографиях рядом с животными всегда были люди в белых халатах — врачи.

И школьник Владимир Ковалёнок логично предположил, что в космос, в первую очередь, полетят представители именно этой профессии.

«После окончания школы я пошёл учиться в Военно-медицинскую академию в Ленинграде, но потом быстро понял свою ошибку и перевёлся в Балашовское высшее военное авиационное училище, которое закончил в 1963 году. После этого служил в военно-транспортной авиации, летал на самолётах Ан-24», — вспоминает космонавт.

В 1967 году был зачислен в отряд космонавтов. Здесь он познакомился и подружился с Юрием Гагариным, который тогда был заместителем начальника Центра подготовки космонавтов.

«За время работы мы неоднократно совместно летали на том самом самолёте МиГ-15УТИ,  на котором впоследствии Юрий Гагарин попал в катастрофу и погиб, — рассказывает космонавт. — Причины аварии до сих пор не установлены и выдвигаемые на этот счёт версии пока не получили своего подтверждения.

Я считаю абсолютно несостоятельным предположение о том, что самолёт Гагарина попал в воздушную струю от другого, близко летевшего истребителя, и не смог выйти по этой причине из «штопора».

Космонавт поделился и личными ощущениями от дружбы с Юрием Гагариным: «Это был доступный, открытый человек, который всегда откликался на просьбы обращавшихся к нему. Он был абсолютно лишён «звёздной болезни».

Владимир Ковалёнок поблагодарил собравшихся за бережное отношение к памяти Юрия Гагарина, напомнил, что именно Чехословакия была первой зарубежной страной, которую посетил в апреле 1961 г. с «миссией мира» первый советский космонавт после своего возвращения. В Карловых Варах установлен памятник Юрию Гагарину, возле которого не только в День космонавтики лежат свежие цветы.

Сам Владимир Ковалёнок трижды летал в космос и провёл там суммарно  217 суток. Первый полёт вместе с Валерием Рюминым продлился всего 2 дня 44 минуты и 45 секунд.

По плану корабль «Союз-25» должен был состыковаться со станцией «Салют-6», и там космонавты должны были провести 100 суток и принять первую космическую экспедицию, но из-за нештатного режима работы системы сближения стыковку осуществить не удалось, полёт был досрочно прекращён.

Второй полёт проходил в 1978 году на космическом корабле «Союз-29», затем на космической станции «Салют-6» Владимир Ковалёнок, который был командиром корабля, и Александр Иванченков провели почти 140 суток. Во время работы экипаж принял две международные экспедиции: советско-польскую и советско-немецкую.

29 июля экипаж совершил выход в открытый космос. Продолжительность пребывания вне корабля составила 2 часа 5 минут. «Ощущения от выхода в космос, — отметил Владимир Ковалёнок, — очень волнующие и незабываемые: Земля висит над тобой как огромный шар». Столь продолжительный полёт был совершён космонавтами впервые.

По сути, он представлял собой серьёзный и достаточно рискованный научный эксперимент по изучению свойств крови человека, находящегося в космосе более 120 суток — времени полного обновления эритроцитов.

Образцы крови, которые экипаж отправлял на Землю с «гостившими» на орбите экспедициями, доказали, что патологических изменений в крови человека под воздействием пребывания в космическом пространстве не происходит.

«Сейчас многие космонавты работают в космосе больше года, — говорит Владимир Ковалёнок. — Рекорд продолжительности работы в космосе за один полёт вот уже более 20 лет принадлежит Владимиру Полякову, который провёл на орбите 437 суток. Он фактически доказал, что организм человека готов к дальним перелётам, например на Марс».

Третий полёт Владимира Ковалёнка проходил на космическом корабле «Союз Т-4» в 1981 году. Тогда была произведена стыковка с орбитальной станцией «Салют-6». Весь полёт  продолжался чуть более 74 суток. В экипаж также входил космонавт Виктор Савиных.

Во время работы экипаж принял две международные экспедиции: советско-монгольскую и советско-румынскую. Этим полётом была завершена программа «Интеркосмос», позволившая космонавтам и организациям дружественных СССР стран участвовать в космических исследованиях.

Благодаря программе в космосе впервые побывали космонавты, не являющиеся гражданами СССР или США.

Затем Владимир Ковалёнок закончил Военную академию Генерального штаба ВС СССР, был заместителем начальника 1-го управления  Центра подготовки космонавтов им. Ю. А.

Гагарина, затем заместителем командующего 37-ой воздушной армией Верховного главнокомандования,  заместителем начальника кафедры Военной академии Генерального штаба, возглавлял Военно-воздушную инженерную академию им. Жуковского.

В 1993 году ему было присвоено звание генерал-полковника авиации.

Тяжело в ученье

Владимир Ковалёнок ответил на многочисленные вопросы участников встречи, среди которых были ученики чешских школ и гимназий. «Что самое сложное при подготовке к полёту?», —  это интересовало многих.

Владимир Коваленок подробно рассказал о сложностях подготовки: «Каждый космонавт должен в совершенстве знать конструкцию своего корабля и орбитальной станции, изучить физику, небесную баллистику, биомедицину и многие другие научные отрасли, разбираться в научных экспериментах, проходящих на борту станции.

В один из полётов экипажу пришлось брать с собой 32 кг инструкций по научным экспериментам! Все опыты, проходящие на борту станции, имеют научное и практическое значение». Владимир Коваленок подготовил 180 печатных научных работ, защитил кандидатскую диссертацию.

Космонавт пояснил, что «подготовка космонавтов требует много сил, времени, самоотдачи». Также необходимо быть абсолютно здоровым человеком. Подготовка к выходу в открытый космос предполагает тренировку в 80-килограммовом скафандре. За каждую тренировку будущий космонавт теряет 3-4 кг веса.

В скафандре особенно устают руки, ведь необходимо проводить эксперименты.

Что касается выхода в космос, то в этот момент, по сравнению с тренировками на Земле, новых перегрузок Владимир Ковалёнок не испытал: выход в космос был даже более «лёгким», ведь на земле тренировке проводились в водной среде.

«Ещё один сложный момент – это психологическая совместимость членов экипажа.

Конечно, с космонавтами во время подготовки и самого полёта работают психологи, но были случаи, — рассказал Владимир Коваленок, — когда экипаж отстраняли от полёта уже на космодроме Байконур практически перед стартом, а однажды даже пришлось возвращать экипаж на 11 суток раньше намеченной даты из-за психологических проблем на борту.  Чего не хватает в космосе? Конечно, в космосе не хватает общения с близкими, но при этом космонавт всегда очень занят, поэтому скучать особенно некогда».

В заключение встречи Владимир Ковалёнок подчеркнул, что сейчас профессия космонавта, возможно, и утратила ту притягательность, которой она была окружена лет 50 назад, но романтика полёта в космос, тяга к неизведанному есть и будет. Он заверил, что в космосе ещё очень много нерешённых задач, и посоветовал тем, кто хочет заниматься исследованием космоса, не отступать от своей мечты.

Ковалёнок Владимир Васильевич -лётчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, начальник Военно-воздушной инженерной академии им. Жуковского с 1992 г., генерал-полковник авиации. Родился 3 марта 1942 г. в д.

Белое Крупского района Минской области Белорусской ССР. Окончил Балашовское высшее военное авиационное училище лётчиков в 1963 году, Военно-воздушную академию им. Ю. А.

Гагарина в 1976 году и Военную академию Генерального штаба в 1984 году.

Кандидат военных наук, профессор Владимир Ковалёнок служил в военно-транспортной авиации, в 1967 г. был зачислен в отряд советских космонавтов, где прошёл полный курс общекосмической подготовки и подготовки к полётам на кораблях «Союз» и орбитальных станциях «Салют».

Первый полёт в космос совершил 9—11 октября 1977 г. в качестве командира космического корабля «Союз-25». Потом было ещё два полёта, причём второй продолжался 140 суток, и в ходе этого полёта был совершён 2-часовой выход в открытый космос.

Третий космический полёт 12 марта — 26 мая 1981 года стал последним. После этого Ковалёнок работал заместителем начальника управления Центра подготовки космонавтов им. Ю. А.

Гагарина, был заместителем командующего воздушной армией Верховного главнокомандования (стратегического назначения), заместителем начальника кафедры Военной академии Генштаба, руководил Центральным НИИ Министерства обороны по авиационно-космической технике.

С 1992 года — начальник Военно-воздушной инженерной академии. С 1991 года — президент Белорусской республиканской федерации космонавтики. Генерал-полковник авиации. Кандидат военных наук, профессор. Народный депутат Республики Беларусь с 1989 по 1992 год.

Дважды Герой Советского Союза (Указы Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1978 года и 26 мая 1981 года). Награждён тремя орденами Ленина, медалями, иностранными орденами и медалями.

Герой Германской Демократической Республики. Герой Монгольской Народной Республики. Удостоен Золотой медали имени К. Э. Циолковского АН СССР.

Почётный гражданин городов Калуга, Пермь, Киров (Россия), Джезказган (Казахстан), Улан-Батор, Дархан (Монголия).

Adblock
detector