Космонавт волынов борис валентинович – все о космосе

Космическая одиссея Бориса Волынова. Наш земляк рассказывает о событиях, которые долгое время были засекречены

Космонавт волынов борис валентинович – все о космосе

Космонавт волынов борис валентинович – все о космосе

Дважды Герой Советского Союза, один из первых советских космонавтов, уроженец города Иркутска побывал в космосе дважды. После каждого из полётов ТАСС рапортовал, что «экспедиции были завершены без происшествий, самочувствие космонавта хорошее». Однако в реальности оба полёта закончились для нашего земляка серьёзными травмами, на восстановление после которых потребовались годы.

Накануне юбилея первого полёта человека в космос Борис Волынов согласился рассказать о событиях, которые долгое время были засекречены. По просьбе корреспондента он вспомнил несколько историй из жизни своего соседа Юрия Гагарина, а также поделился мыслями о том, какой подарок он собирается преподнести иркутянам на 350-летие города.   

В первый раз слово «космонавт» Борис Волынов услышал при поступлении в первый набор космического отряда. «Это был приказ главнокомандующего ВВС от 7 марта 1960 года.

В нём говорилось о том, что мы зачислены на должность «слушатель-космонавт ВВС», – вспоминает Борис Волынов.

Однако и до, и после формирования отряда космонавтов всё, что было связано с космическими разработками, в документации значилось под грифом «секретно» и тщательно охранялось государством.

Через девять лет, в январе 1969 года, Борис Волынов совершил свой первый полёт в космос. Во время этого полёта удалось впервые осуществить стыковку двух пилотируемых космических кораблей. Именно тогда два члена экипажа совершили переход через открытый космос. Полёт продолжался больше трёх суток.

Экипаж «Союза-4» успешно вернулся на Землю. Командир космического корабля «Союз-5» Борис Волынов остался завершать программу. «Замечательная голубая планета. Земля из космоса и на снимках существенно отличается.

Это как если ты видишь человека через окно и смотришь на него глаза в глаза» – такой в первый раз увидел нашу планету космонавт. 

«Первое испытание баллистического спуска» – так официально называлось возвращение корабля «Союз-5». Неофициально – падение. На огромной скорости спускаемый аппарат с Борисом Волыновым нёсся к Земле. За несколько лет до этого погиб Владимир Комаров, такой финал мог ожидать и Волынова.

Борис Валентинович вспоминает свои действия в последние минуты перед приземлением. Он сделал записи в бортовом журнале, вырвал этот листок и вложил его внутрь журнала. «Когда погиб Владимир Комаров, я участвовал в расследовании этой трагедии. Я видел, во что всё превращается, как огонь съедает всё.

Поэтому знал, как нужно поступить, чтобы, если я погибну, мои записи остались для тех, кто пойдёт дальше», – объясняет космонавт. 

Корабль с силой впечатался в землю. Волынов получил травмы, у него были сломаны корни зубов, но, главное, он остался жив. В госпиталь герой попал только через несколько дней. А после полёта он вместе с другими космонавтами отправился в Кремль на встречу с Генеральным секретарём ЦК КПСС. Но и здесь судьба ему приготовила сюрприз.

Неудавшееся покушение на Брежнева чуть не стоило жизни Борису Валентиновичу. Один из водителей был убит, несколько офицеров и космонавтов ранены.

В первый раз космос неласково обошёлся с нашим земляком. Но это не отбило у него охоты снова почувствовать себя в невесомости.

«Ощущения от невесомости в двух словах не объяснишь, настолько это необычно для земного человека. Кому-то это нравится, на кого-то невесомость действует плохо, наступает морская болезнь.

Я нормально переносил, даже было приятно некоторое время – несколько витков», – делится впечатлениями Борис Волынов. 

Несмотря на неблагоприятные прогнозы медиков, Борис Волынов смог восстановиться и через семь лет совершил второй космический полёт. Он оказался не менее драматичным. На этот раз экспедиция была свёрнута на 11 суток раньше плана. Относительно причин досрочного прекращения полёта Бориса Волынова и Виталия Жолобова существует несколько версий.

Среди них – размолвки между членами экипажа, психологический срыв космонавтов и ухудшение здоровья Виталия Жолобова. «Объясните причину вашего последнего спуска на Землю, который произошёл раньше времени», – просим мы. «Это которого?» – шутливо уточняет Борис Валентинович. «Последнего – в смысле второго».

– «А я-то думал, совсем уже последнего…»

«Это очень непростой для меня разговор, – становится предельно серьёзным Борис Волынов. – Проектированием, изготовлением орбитальной станции, на которой нам предстояло работать, занималась фирма Владимира Николаевича Челомея. Полёт был закрытым». 

6 июля 1976 года Борис Волынов стартовал вместе с лётчиком-космонавтом СССР Виталием Жолобовым на корабле «Союз-21». На следующий день произошла стыковка с орбитальной станцией «Салют-5». Это была первая экспедиция на орбитальную станцию. 

«На 42-е сутки полёта произошла авария станции, она полностью выключилась. Мы были на тёмной стороне орбиты, поэтому на станции наступила полная темнота. Всё замолчало, только сирена выла. Самое страшное – перестал вырабатываться кислород.

У нас совсем не было запасов, только тот объём, который находился в самой станции. Мы оба испытали мощный стресс. Кругом темно, мы не знали, что произошло. Было непонятно, что делать. С Земли нам помочь не могли, поскольку у них не было телеметрии.

Мы двигались по станции на ощупь, спустя примерно час сорок нам удалось вновь запустить станцию и направить её движение в нужном направлении.

Нам нужно было, чтобы солнечные батареи были направлены на солнышко, тогда будет поступать электроэнергия и заряжать буферные батареи. Всё это мы выполнили», – вспоминает Борис Волынов.

Стресс был настолько велик, что Виталий Жолобов перестал спать, у него начались головные боли, не было сил работать. Не добавляли энергии и резкие запахи, которые преследовали экипаж на всём протяжении полёта.

Как выяснилось позже, причина была в том, что небольшое количество ракетного топлива (это крайне агрессивное для человека вещество, на Земле с ним работают исключительно в изоляционных противогазах) попало в атмосферу станции.

Вдобавок к психологической встряске космонавты получили изрядную долю отравляющих веществ. 

Спустя трое суток Жолобов полностью потерял работоспособность. На Земле прошли два консилиума врачей, которые решили, что состояние космонавта настолько тяжёлое, что экипажу немедленно нужно прервать полёт и спуститься на Землю. Борису Волынову пришлось взять на себя всю работу по завершению экспедиции. 

«Нужно было перевести станцию в автономный режим, чтобы ею можно было управлять с Земли, расконсервировать транспортный корабль, собрать информацию, которую мы накопили за 48 суток полёта. Я привёз на Землю отличные результаты, там были снимки и многое другое.

Жолобов чувствовал себя настолько плохо, что не в состоянии был надеть на себя скафандр. Учитывая балансировку, я разместил все вещи на транспортном корабле, упаковал напарника, пристегнул на его месте в спускаемом аппарате и только потом стал одеваться сам.

Я не спал около полутора суток, носился как угорелый», – словно это было вчера, в подробностях восстанавливает картину событий ветеран космонавтики. 

Полёт Волынова и Жолобова был одним из первых длительных, тогда ещё не существовало методик подготовки космонавтов к столь долгому пребыванию в космосе.

Все эти обстоятельства привели к серьёзным нарушениям здоровья у обоих членов экипажа.

За время полёта они потеряли по семь с лишним килограммов веса, у них начались проблемы с сердцем, космонавты не могли долго находиться в вертикальном положении.

Борис Волынов с удовольствием вспоминает о своём коллеге Юрии Гагарине, с которым его связывали доверительные отношения.

Как рассказал наш собеседник, именно Гагарин при распределении жилплощади предложил ему занять соседнюю квартиру. С тех пор почти полвека семьи Волыновых и Гагариных живут по соседству.

«С вдовой Гагарина Валентиной Ивановной у нас нормальные, соседские отношения», – рассказывает Борис Валентинович.

«У Юры было редкое свойство – он как бы обогревал своим теплом всех, кто был рядом. Помню, как-то пригласили его, некоторых других космонавтов и меня на охоту. Естественно, там было приготовлено богатое угощение.

Юрий беспрерывно чокался, но, лишь слегка пригубив, ставил бокал на стол. Отвечал на многочисленные вопросы, с юмором рассказывал разные истории, но сам поесть толком так и не успел. А среди блюд, должен сказать, была очень вкусная жареная печёнка.

Гагарин даже не попробовал её. Когда возвращались к машине, он спросил меня, хороша ли была печёнка, и при-знался, что остался голодным. В этом был весь Гагарин: люди не видели, что он тоже в чём-то нуждается.

Он каждому делал добро, иногда это отражалось нездорово на нём самом. Он отдавал себя людям», – рассказывает Борис Волынов.

«Или ещё был случай. Одной женщине потребовалась операция, которую могли сделать только в институте Вишневского. Попасть туда и раньше-то было очень трудно. С последней надеждой обратились к Гагарину. Он сказал, что постарается «посодействовать».

Когда к нему в гости при-шли Александр Александрович Вишневский и Сергей Павлович Королёв, просьба была передана медицинскому светилу. Вишневский не только положил женщину в клинику, но и сам сделал ей операцию.

Теперь я уже могу рассказать, что той женщиной была моя жена Тамара Фёдоровна, с которой мы прожили больше полувека». 

Во Франции первому космонавту подарили дорогую спортивную двухместную машину «Матра». «Красавица, с низкой посадкой, бордового цвета, скоростная. Однажды мы с Юрой отправились на ней в Академию имени Жуковского.

«Матра» резко выделялась в потоке отечественных машин. На этом авто он совершил всего несколько поездок: слишком, мол, роскошная. Машина на самом деле была очень красивая, и Юра гордился этим подарком.

Но ездить предпочитал на чёрной «Волге», такая же была и у меня», – вспоминает сосед Гагарина.

Борис Волынов – почётный гражданин нескольких российских городов. Но об Иркутске он отзывается с особой теплотой: «Я родился в Иркутске и очень люблю этот город. В космосе я выбрал себе позывной «Байкал», он будет со мной до конца моих дней».

Сейчас Борису Волынову 76 лет, при этом он активно занимается общественной работой.  Входит в правление клуба Героев Москвы и Москов-ской области. За поддержкой и вниманием к нему идут в основном люди преклонного возраста.

Борис Волынов также является членом правления иркутского землячества «Байкал» в Москве, практически каждый год бывает в Иркутске. «Только в прошлом году меня почему-то не включили в список приглашённых, – сетует наш земляк. – Это произошло не по моей воле, меня просто не взяли.

Теперь не знаю, когда появлюсь в Иркутске. Но от этого моё отношение к городу не изменилось». 

Несколько дней назад Борис Валентинович вернулся с научно-практической конференции, которая состоялась в Калуге и была посвящена юбилею первого полёта в космос.

«Там были космонавты Берталан Фаркаш из Венгрии, Сергей Крикалёв, Владимир Джанибеков – в 70-х годах он был моим учеником, а сейчас тоже на пенсии.

Был Виктор Горбатко из первого отряда космонавтов, как и я», – перечисляет космонавт. 

Кроме того, наш земляк входит в состав оргкомитета по подготовке к празднованию 350-летия Иркутска. К юбилею города он готовит свой подарок: собирается привезти к нам выездную часть выставки из Музея космонавтики, который находится в Звёздном городке.

Экспозиция уже побывала в нескольких городах России, в Иркутске подобное мероприятие планируется впервые. «Я готов приехать и рассказать иркутянам об экспонатах выставки. Сейчас это предложение рассматривает руководство области», – сообщил Борис Волынов.

На прощание Борис Валентинович попросил поздравить читателей нашей газеты с Днём космонавтики. 

Сибиряки – покорители космоса

Космонавт волынов борис валентинович – все о космосе

Первый многовитковой полёт вокруг земли, первый выход в открытый космос, первая стыковка – всё это работа Сибирских космонавтов.

Самый молодой космонавт

Свой первый полёт Герман Степанович Титов совершил, когда ему было всего 25 лет и 330 дней. Он является самым молодым из всех космонавтов, побывавших в космосе.

Герой Советского Союза лётчик-космонавт, генерал – лейтенант авиации, кандидат военных наук родился 11 сентября 1935 года в селе Верхнее Жилино Алтайского края.

В отряде космонавтов с 1960 года. Он был дублёром Юрия Гагарина при подготовке к первому в мире полёту в космос, в апреле 1961 года. А уже в августе 1961 года Герман Титов совершил первый в мире многовитковый полёт на корабле «Восток-2». 25 часов 11 минут, 700 тысяч км, более 17 витков вокруг Земли – таков итого этого космического путешествия.

Герман Титов первый из космонавтов осуществил управление кораблём вручную. Он первый, кто принимал еду в условиях невесомости и спал в космосе. И именно благодаря сибиряку земляне увидели первые фотоснимки планеты Земля.

12 минут в открытом космосе

Алексей Архипович Леонов осуществил мечту миллионов людей – впервые выйдя в открытый космос. Лётчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза родился 30 мая 1934 года в селе Листвянка Кемеровской области. В 1960 году был зачислен в первый отряд советских космонавтов.

18-19 марта 1965 года во время полёта на космическом корабле «Восход-2» он совершил первый «шаг» в открытом космосе. Сегодня космонавты много времени проводят за пределами корабля, но тогда – 12 минут 9 секунд это был подвиг, к которому стремилось человечество не одно столетие. Во время этого полёта впервые был осуществлён спуск космического корабля с помощью ручной системы управления.

Стыковка двух «Союзов»

Освоение космоса в Советском Союзе шло ударными темпами. Внёс свой вклад в космическую «Одиссею» и лётчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Волынов Борис Валентинович. Он родился 18 декабря 1934 г в Иркутске. С детства мечтал о полётах, и эта мечта привела его в отряд космонавтов.

В январе 1969 года на орбиту искусственного спутника Земли были выведены два космических корабля «Союз-4» и «Союз-5». 16 января Борис Валентинович на своём корабле «Союз-5» впервые в истории российской космонавтики вручную состыковался с космическим кораблём «Союз-4». Соединение двух кораблей произошло, когда они пролетали над территорией России.

Эксперименты в космосе

Герой Советского Союза, лётчик-космонавт Лазарев Василий Григорьевич родился 23 февраля 1928, село Порошино, Кытмановского района, Алтайского края. Получил медицинское образование, но любовь к небу победила. Окончив высшее военное авиационное училище лётчиков, он в 1963 году был зачислен в отряд космонавтов.

Свой первый космический полет командиром экипажа он совершил 27 сентября 1973 года на космическом корабле «Союз-12». За пределами Земли он пробыл 1 сутки 23 часа 15 минут 32 секунды.

Как и многим другим космонавтам, летавшим в космос, экипажу корабля предстояло провести множество исследований по совершенствованию космических пилотируемых кораблей, как например, испытания системы индивидуальных средств защиты космонавтов – скафандров «Сокол».

Гражданский командир космического корабля

Три раза совершал полёты в космос дважды Герой Советского Союза – Рукавишников Николай Николаевич. Будущий космонавт родился в Томске 18 сентября 1932 года. Инженер-физик по образованию, он стал первым гражданским командиром космического корабля.

В апреле 1979 года впервые в должности командира «Союз-33» он совершил свой третий полёт в космос длительностью 1 сутки 23 часа 1 минуту 6 секунд. Когда корабль приблизился к орбитальной станции, произошла непредвиденная ситуация – самопроизвольно отключились двигатели. Жизнь экипажа находилась под угрозой.

Рукавишников принял решение посадить корабль вручную на Землю по баллистической траектории с использованием резервного двигателя. Риск, на который шёл капитан, оказался оправданным. Космонавты благополучно вернулись на Землю. В истории космонавтики это был первый случай, когда в аварийном режиме корабль под ручным управлением совершал посадку.

179 суток над Землёй

Единственный 179-дневный полёт в космос на корабле «Союз ТМ-16» в рамках 13-ой основной экспедиции на орбитальную станцию «Мир» в 1993 году совершил Полещук Александр Фёдорович. Российский космонавт, Герой Российской Федерации родился 30 октября 1953 года в г. Черемхово Иркутской области.

75-й космонавт России и 289-й космонавт мира, бортинженер космического корабля «Союз ТМ-16» и орбитального комплекса «Мир» – пробыл в космосе 179 суток 43 минуты 46 секунд. За это время он выполнил два выхода в открытый космос общей продолжительностью 9 часов 58 минут.

Волынов Борис Валентинович

Космонавт волынов борис валентинович – все о космосе

18-го декабря 1934-го года в Иркутске появился на свет будущий космонавт Волынов Борис Валентинович. Но по причине направления его матери на работу в другой город, семья Волыновых переехала, и детство Бориса проходило в г. Прокопьевск, Кемеровская область.

Еще в школе в голове подростка возникла идея стать летчиком. До 1952-го года Борис учился в средней школе, а после, в течение года – военной авиационной школе в Казахстане, город Павлодар.

С 1953-го по 1956-й год проходил обучение в Сталинградском военном авиаучилище, сегодня – Волгоградское.

Завершив свое образование, Борис Волынов отправился на службу в авиацию Московского округа ПВО в городе Ярославль.  До 1960-го года Борис Валентинович служил на должности летчика, а после – старшего летчика.

Космическая подготовка

Вначале марта 1960-го  года Бориса Волынова зачислили в качестве слушателя-космонавта в отряд космонавтов. Последующий год Борис полностью отдается прохождению общей космической подготовки, которую завершает в 1961-м году. В этом же году Волынова зачисляют в Военно-воздушную академию Жуковского, на инженерный факультет, а также в отряд космонавтов.

До 1964-го года космонавт Волынов проходил подготовку по программе полетов на кораблях серии «Восток», однако так и не принимает непосредственное участие в полетах, по причине их отмены, либо остается дублером основного экипажа.

С середины 1964-го года Борис Валентинович принимает участие в подготовке к полетам на кораблях уже серии «Восход». В период существования Лунной программы теоретически готовится по программе облета нашего спутника на корабле Л-1.

Следующий этап космической подготовки Бориса Волынова проходил в рамках космических полетов на кораблях серии «Союз». Так в 1967-1968-м годах он проходил обучение для миссии «Стыковка». В результате чего был утвержден как командир КК «Союз-5» по программе «Стыковка».

Кроме того, в 1968-м году подполковник Волынов окончил инженерный факультет ВВИА и стал «летчиком-космонавтом».

Первый полет

15-го января 1969-го года Б. Волынов – командир корабля, бортовой инженер А. Елисеев и инженер-исследователь Е. Хрунов стартовали с Байконура. Спустя день была произведена 1-я в мире стыковка двух космических кораблей с космонавтами на борту.

При этом спустя 34 витка кораблей вокруг Земли, космонавты Елисеев и Хрунов, надев скафандры, перешли из корабля «Союз-5» на борт «Союз-4» через разгерметизированный отсек. Примечательно, что космонавты принесли командиру КК «Союз-4» — Владимиру Шаталову газеты и письма, датированные после старта «Союз-4».

Оба корабля, будучи состыкованными, находились на орбите 4 часа и 35 минут.

После успешного выполнения основной задачи миссии, «Союз-5» отправился на Землю. Однако во время схода с орбиты спускаемый аппарат не отделился от агрегатного отсека, в результате чего спуск происходил по нештатной траектории, с вращением во всех направлениях.

По этой причине парашют спускаемого аппарата начал закручиваться, не выполняя свою функцию в полной мере. К счастью, парашют частично тормозил спускаемый аппарат, и хотя перегрузки были втрое выше (10 g), чем требовалось для успешной посадки, вероятность гибели космонавта была мала.

18-го января 1969-го года, врезавшись в землю на спусковом аппарате, Борис Валентинович получил несколько значительных травм, среди которых перелом корней зубов верхней челюсти.

Несмотря на полученные травмы, в 10 утра следующего дня, Борис Волынов вместе с другими космонавтами докладывал о результатах полета Госкомиссии, а через три дня – руководству СССР.

До 1971-го года, по причине полученных травм, космонавта Волынова отстранили от космических полетов. Однако позже он все же добился разрешения. С 1971-го года Борис Валентинович проходил подготовку к проведению пилотируемых полетов на космическую станцию «Салют».

Второй полет

Во второй раз космонавт Волынов посетил космос 6-го июля 1976-го года, когда с Виталием Жолобовым отправился на корабле «Союз-21» на орбитальную станцию «Салют-6».

Полет был прекращен досрочно и продлился 49 суток и 6 часов.На борту станции они провели ряд научных экспериментов, среди которых: выращивание кристалла, перекачка топлива, наблюдение за рыбами в условиях отсутствия гравитации.

Однако на 42-е сутки миссии возникли неполадки на станции, из-за чего отключился ряд приборов, в том числе и система обеспечения кислородом. Спустя два часа функционирование станции было восстановлено, но последствия пережитой аварийной ситуации сказались на физическом и психологическом состоянии экипажа.

Космонавт Волынов чувствовал боли в сердце, состояние Жолобова было еще более тяжелое. Когда экипаж покидал станцию, Жолобов уже не был способен самостоятельно надеть скафандр, в чем ему помогал Борис Волынов.

Все работы на ОР «Салют» пришлось единолично завершать Борису Валентиновичу, который также был не здоров. После – он погрузил заболевшего инженера на борт корабля и отправился на Землю.

За проведение еще одной опасной космической миссии Борис Волынов во второй раз получил звание Героя Советского Союза.

Дальнейшая жизнь

После проведения двух опасных космических полетов Борис Валентинович продолжил свою деятельность в ЦПК, где работал на должности старшего инструктора-космонавта, позже – командир отряда космонавтов. В 1980-м году Борис Волынов стал кандидатом технических наук, защитив диссертацию в ВВИА Жуковского.  В 1990-м году был уволен из отряда космонавтов.

Волынов Борис Валентинович

Космонавт волынов борис валентинович – все о космосе

Награды

 Награждён 2 орденами Ленина (22.01.1969, 1.09.1976), орденами Красной Звезды (17.06.1961), «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени (22.02.1990), российскими орденами «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени (2.03.2000), Дружбы (12.04.2011), медалями, венгерским орденом Государственного Знамени (1973), иностранными медалями.

Звания

полковник

Должности

командир экипажа космического корабля «Союз-5»

командир космического корабля «Союз-21»

Биография

 Волынов Борис Валентинович – командир экипажа космического корабля «Союз-5»; командир космического корабля «Союз-21» и орбитальной станции «Салют-5», лётчик-космонавт СССР, полковник.

Родился 18 декабря 1934 года в городе Иркутск.  (по матери – еврей).

Его мать — Евгения Израилевна (1910−1991) — врач-педиатр, в период Великой Отечественной войны работала хирургом, заслуженный врач РСФСР (1963).

Детство и юность провёл в городе Прокопьевск Кемеровской области, где в 1952 году окончил 10 классов школы.

В армии с августа 1952 года. В 1953 году окончил 24-ю военную авиационную школу первоначального обучения лётчиков (город Павлодар), в 1955 году – Сталинградское военное авиационное училище лётчиков (город Новосибирск). До 1960 года служил в авиации ПВО (в Московском округе ПВО).

С марта 1960 года – в отряде космонавтов. В 1968 году окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н.Е.Жуковского. Выполнил 2 космических полёта общей продолжительностью 52 суток 7 часов 17 минут 47 секунд.

15-18 января 1969 года совершил космический полёт в качестве командира космического корабля (КК) «Союз-5» продолжительностью 3 суток 1 час. В полёте впервые осуществлены сближение и стыковка космических кораблей «Союз-4» (командир КК В.А.Шаталов) и «Союз-5», а также переход космонавтов А.С.Елисеева и Е.В.

Хрунова из КК «Союз-5» в КК «Союз-4». При возвращении Б.В.Волынова на Землю не произошло отделение спускаемого аппарата «Союза-5» от приборно-агрегатного отсека, корабль снижался в аварийном режиме по баллистической траектории с вращением по всем осям.

Приземление произошло с недолётом до расчётной точки на 600 километров.

За успешное осуществление полёта и проявленные при этом мужество и героизм полковнику Волынову Борису Валентиновичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 января 1969 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 10714).

6 июля – 24 августа 1976 года совершил второй космический полёт в качестве командира экипажа на космическом корабле «Союз-21» и орбитальной станции (ОС) «Салют-5» продолжительностью 49 суток 6 часов 23 минуты 32 секунды (с бортинженером В.М.Жолобовым).

За время космического полёта была получена обширная и ценная научная информация о физических характеристиках атмосферы Земли. На борту ОС «Салют-5» проведены исследования, показавшие, как протекают различные физические процессы и технологические операции в условиях невесомости.

Осуществлены комплексные исследования реакции организма человека на действие факторов длительного космического полёта.

За успешное осуществление полёта и проявленные при этом мужество и героизм полковник Волынов Борис Валентинович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 сентября 1976 года награждён орденом Ленина и второй медалью «Золотая Звезда» (№101/II).

С марта 1990 года полковник Б.В.Волынов – в запасе. Живёт в Звёздном городке Щёлковского района Московской области.

Лётчик-космонавт СССР (1969), космонавт 2-го класса (1976), кандидат технических наук (1980), полковник (1969). Награждён 2 орденами Ленина (22.01.1969, 1.09.1976), орденами Красной Звезды (17.06.1961), «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени (22.02.

1990), российскими орденами «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени (2.03.2000), Дружбы (12.04.2011), медалями, венгерским орденом Государственного Знамени (1973), иностранными медалями. Почётный гражданин городов Иркутск, Калуга, Магадан, Прокопьевск, Херсон (Украина), Кустанай (Казахстан), София (Болгария), Калыш (Польша).

Лауреат премии Правительства РФ имени Ю.А.Гагарина (2011). 

Бронзовый бюст Б.В.Волынова установлен в городе Прокопьевск Кемеровской области.

Биография предоставлена А.А.Симоновым

    Источники

 Герои Советского Союза и России, полные кавалеры ордена Славы Северного АО г. Москвы. М., 2003 Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Т.1. М., 1987 Ребров М.Ф. Советские космонавты. – Изд. 2-е, доп.- М.

,1983. Романов А.П., Лебедев Л.А., Лукьянов Б.Б. Сыны голубой планеты. М.,1981 Советские и российские космонавты. 1960-2000. М., 2001 Шаталов В.А., Ребров М.Ф. Космонавты СССР. – М., 1980 Эстафета космических подвигов. – М.

, 1981

Национальность и дискриминация

Мать Волынова была еврейкой. Он считается первым евреем (по галахическому определению), побывавшим в космосе. Хотя в его документах было записано: «Национальность — русский», еврейское происхождение мешало его карьере и участию в полётах, что отражено в дневниках Н. П. Каманина.

Н. П. Каманин. Скрытый космос. 1968 год, 20 декабря:

Вчера всю группу космонавтов, готовящихся к полёту на двух «Союзах», вызывали в ЦК КПСС. Сербин, Строганов и Попов, беседуя с ними, особенно интересовались подготовкой к стыковке и переходу двух членов экипажа из корабля в корабль…

У меня были опасения, что Сербин снова будет заниматься «еврейским вопросом», — однажды он уже высказывался против допуска в космический полёт Бориса Волынова только потому, что у него мать — еврейка.

Но, судя по докладу генерала Кузнецова, на этот раз всё обошлось благополучно.

Думаю, Сербину пришлось отступить под влиянием Мишина, Келдыша и Афанасьева, которых я, защищая кандидатуру Волынова, сумел привлечь на свою сторону.

Н. П. Каманин. Скрытый космос. 1969 год, 11 января:

Я представил Госкомиссии восемь космонавтов, полностью закончивших программу подготовки к полёту на двух «Союзах», и внёс следующее предложение о назначении основного и дублирующего составов экипажа группы космических кораблей: командир корабля «Союз-4» (он же командир всего экипажа) В. А. Шаталов (дублёр — Г. С. Шонин); командир корабля «Союз-5» — Б. В. Волынов (дублёр А. В. Филипченко); бортинженер — А. С. Елисеев (дублёр — В. Н. Кубасов); инженер-исследователь — Е. В. Хрунов (дублёр — В. В. Горбатко). Госкомиссия утвердила моё предложение.

Так закончился мучительно долгий путь Бориса Волынова к космическому полёту.

Он начал готовиться к полётам вместе с Гагариным, пять раз был дублёром и один раз назначался командиром «Восхода», но перед предстоящим полётом создалась большая угроза, что его не включат в экипаж «Союза-5» только из-за того, что у него мать — еврейка (отец — русский). В самые последние дни приходили письма из ЦК с призывом: «Не посылайте евреев в космос!». С большим трудом удалось защитить хорошего парня от злобных и глупых нападок.

Н. П. Каманин. Скрытый космос. 1971 год, 16 июня:

Незадолго до отъезда из Центра на аэродром у меня состоялся нелёгкий разговор с Борисом Волыновым, который уже второй год командует отрядом слушателей-космонавтов.

Назначая Волынова на это «тихое» место, я откровенно объяснил ему, что в ближайшие два-три года его не разрешат послать в новый космический полёт и будут ограничивать в выездах за границу.

В ЦК (Сербин) и ВПК (Царёв) мне довольно прозрачно намекнули на то, что еврейские родственники Волынова «будут висеть на нём тяжёлым грузом». Волынов, однако, не хочет мириться с обидными ограничениями и при каждой встрече со мной просит включить его в один из экипажей, готовящихся к очередным полётам.

Сегодняшняя наша беседа была предельно откровенной и потому особенно трудной — я пытался убедить Бориса, что в сложившейся обстановке ему лучше пока не напоминать о себе и не настаивать на новом полёте. Я, правда, не уверен, что после этой беседы он прекратит поиски ответа на мучительное для него «почему?»…

Борис Волынов

Космонавт волынов борис валентинович – все о космосе

Борис Валентинович ВОЛЫНОВ родился 18 декабря 1934 года в городе Иркутске, но детство и юность прошли в городе Прокопьевск (Кемеровская область).

Со школьных лет был одержим мечтой стать летчиком. В 1952 году окончил среднюю школу.

Получив среднее образование, окончил сначала авиационную школу, а затем, в 1956 году, – Сталинградское (ныне – Волгоградское) военное авиационное училище летчиков.

После окончания училища служил в авиационных частях Московского округа Противоздушной обороны (летчик, старший летчик), летал на самолете МиГ-17.

В 1960 году зачислен в отряд советских космонавтов (1960 Группа ВВС № 1). Прошел полный курс подготовки к полетам кораблей типа Восток. Был одним из дублеров при полетах космических кораблей Восток-3 и Восток-4 в августе 1962 года, дублером пилота космического корабля Восток-5 в июне 1963 года. Готовился к полетам на космических кораблях Восход.

Был командиром дублирующего экипажа космического корабля Восход-1 в октябре 1964 года. Был назначен командиром основного экипажа космического корабля Восход-3, полет которого планировалось осуществить в конце 1965 года.

После отмены полета корабля Восход-3 и закрытия программы Восход, был переведен на подготовку к полетам по советской лунной программе. В 1968 году окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н.Е.Жуковского. Был одним из дублеров при полете космического корабля Союз-3 в октябре 1968 года.

С 15 по 18 января 1969 года совершил свой первый полет в космос в качестве командира космического корабля Союз-5.

Во время полета была осуществлена первая в мире стыковка двух пилотируемых космических кораблей Союз-4 и Союз-5, а два члена экипажа космического корабля Союз-5 (А.С.Елисеев и Е.В.

Хрунов) совершили переход через открытый космос в космический корабль Союз-4. Полет продолжался 3 суток 54 минуты 15 секунд.

После первого полета продолжил подготовку к новым полетам в космос на космических кораблях типа Союз и военных орбитальных станциях типа Алмаз. В 1974 году входил в экипаж поддержки при полете космического корабля Союз-14 и в дублирующий экипаж при полете космического корабля Союз-15.

С 6 июля по 24 августа 1976 года совершил второй полет в космос в качестве командира космического корабля Союз-21. Работал на борту орбитальной станции Салют-5 (военная орбитальная станция типа Алмаз). Полет продолжался 49 суток 6 часов 23 минуты 32 секунды. За два рейса в космос налетал 52 суток 7 часов 17 минут 47 секунд.

После этого являлся руководителем отряда космонавтов Центра подготовки космонавтов имени Ю.А.Гагарина. В 1980 году защитил кандидатскую диссертацию и получил степень кандидата технических наук. После ухода в 1990 году из отряда космонавтов являлся вице-президентом Российской ассоциации международного сотрудничества. В настоящее время работает в крупной коммерческой структуре.

Дважды Герой Советского Союза. Награжден двумя орденами Ленина, орденом Красной Звезды. Награжден золотой медалью имени К.Э.Циолковского, Почетным дипломом имени В.М.Комарова (FAI), Золотым знаком имени Яна Красицкого (Польша). Почетный гражданин городов Калуга, Прокопьевск, Воркута, Магадан (Россия), Кустанай (Казахстан).

Исторический музей школы №1 город Прокопьевск | Из истории нашего музея

Космонавт волынов борис валентинович – все о космосе

 15 января 1969 года учащиеся, учителя и все прокопчане с ликованием узнали, что в космосе наш земляк – выпускник школы № 1 – Борис Валентинович Волынов! 

 На открытом школьном собрании было решено начать сбор материалов о космосе и оформить уголок. Работа закипела, трудились все: учащиеся, педагоги, родители. Подбирали материалы, изготавливали альбомы, «раскладушки», стенды…

 В День космонавтики, 12 апреля 1972 года, была открыта космическая комната. Она стала подарком школе выпускных 10-х классов. Был создан клуб «Космос». В космической комнате были оформлены стенды:

 

 В 1975-1976 учебном году комната была переоборудована: появились красочно оформленные панно, поменялись стенды.

С первых лет существования она стала центром общественной жизни: здесь принимали в октябрята и пионеры, вручали комсомольские билеты и паспорта; встречали гостей из других школ и городов, и, конечно же, для всех желающих проводили экскурсии на темы: «Музей «Космос»», «Советские космонавты – покорители Вселенной», «Герой Советского Союза, лётчик-космонавт Борис Валентинович Волынов – гордость школы».

   14 марта 1978 года космической комнате было присвоено звание «Школьного музея». В том же году под руководством Близнюк Лидии Григорьевны была начата подготовка к открытию второго зала музея «Космос» – «Гагаринского зала».

 В музее с 1972 по 1984 годы неоднократно проходили встречи с прославленным земляком Борисом Валентиновичем Волыновым, он привозил подарки и сувениры: тубики с пищей космонавтов, значки, марки, медали, конверты со штампом орбитальной станции «Салют–5», точную копию календаря, который был с космонавтом на орбитальной станции, дарственные книги. 

 В 1977 и 1986 годах учащиеся школы посетили «Звёздный городок», встречались с Борисом Валентиновичем.

Кризисные явления в обществе в середине 1980-х годов не обошли стороной и наш музей: к сожалению, была закрыта вторая комната, прервалась связь и переписка со Звёздным городком, перестал существовать клуб «Космос».

  С конца 1990-х. годов вновь возобновилась переписка с Б. В. Волыновым, экскурсионная, поисково-исследовательская деятельность. В сентябре 2003 года для музея была выделена новая большая комната, изменилось название, была организована поисковая работа по истории школы, города, Кемеровской области.

 23 августа 2006 года при содействии Администрации города Прокопьевска состоялось торжественное открытие новой обновлённой экспозиции исторического музея имени дважды Героя СССР, лётчика-космонавта Бориса Валентиновича Волынова.

  В 2009 году музей прошел паспортизацию в ГАОУ ДОД КО «Областном центре детского и юношеского туризма и экскурсий» .

  За 45 лет существования школьного музея (с 1972 года) его посетило более 111000 человек. А это больше половины населения угольной «Жемчужины Кузбасса».

   Мы всегда рады вам, уважаемые гости нашего музея!

                            “Наш исторический музей”

                    “Школьный музей – хранитель памяти”

Космонавт № 13

Космонавт волынов борис валентинович – все о космосе

Восьмой год пилотируемой космонавтики — 1969. 16 января состоялась первая стыковка космических кораблей «Союз-4» и «Союз-5». Командиром «Союза-5» был Борис Волынов. Тогда впервые осуществился переход из одного космического корабля в другой через открытый космос.

Два космонавта из тройки экипажа «Союза-5» (Евгений Хрунов и Алексей Елисеев), успешно завершив программу полета, благополучно добрались до земли. Борису Волынову предстояло возвращаться домой в одиночку. Все шло благополучно, но потом произошла нештатная ситуация: спускаемая капсула космонавта не отстыковалась от грузового отсека.

Начался неконтролируемый спуск. В аналогичной ситуации за два года до этого погиб Владимир Комаров…

Об этом полете, о том, как стал космонавтом, рассказывает Борис Валентинович Волынов.

Все героями хотели стать – не меньше

— Борис Валентинович, расскажите, как вы попали в отряд космонавтов.

— Был я тогда летчиком, и вроде неплохо летал – стаж приличный, войска противовоздушной обороны Москвы. Летная элита. Престижно. И вот как-то на аэродроме, буквально во время полетов, мне было приказано быстренько направиться к командиру полка: вызывает, мол. В чем дело, непонятно. Я и пошел.

Иду, а сам думаю: «Интересно, командир полка вызывает крайне редко и обычно тех, кто проштрафился; либо, если ситуация чрезвычайная». Прихожу в штаб. Дежурный меня в сторонку отвел и сказал, что перед разговором нужно бумаги подписать о неразглашении – так отчетливо по слогам и произнес: «о не-раз-гла-ше-нии».

Я даже не знал, о чем и кто будет со мной беседовать. Ну, подписал: мало ли что. Захожу в комнату: командира нет, за столом сидит подполковник. Погоны у него военного медика. И начал он мне что-то загадочно говорить о полетах, о новой технике, о перспективах.

Видимо, из-за моего молчания гробового, да и взгляда тяжелого, он решил изменить тактику разговора – стал вопросы задавать. Да все не те. Ну, кто, скажите мне, у летчика спрашивает, нравится ли ему летать. Или еще — хочет ли он попробовать новую технику.

У нас ведь поколение было послевоенное: все героями хотели стать – не меньше. Я ему и отвечаю, что интересует меня только ультрасовременная техника, потому что на современной я и сейчас полетать могу.

Тут он оживился и спрашивает: «А что вы скажете, если мы вам предложим летать на аппаратах, которые по скорости превосходят истребитель». «Что может быть быстрее истребителя?» — подумал я. Парень я был рисковый – предложение подумать отверг сразу же. Одним словом – согласился. На этом наша беседа и закончилась.

Прошло больше месяца. Я уж забыл о военном медике, о его предложении, как неожиданно приходит приказ – Волынову срочно ложиться в госпиталь на внеплановое обследование. Для летчика это почти приговор. Медики в этом плане народ жесткий: чуть что – списание.

Я так скажу: мы приходим в авиацию, не говоря уже о космосе, через медицину, и уходим тоже по диагнозу. Мне тогда было всего 25 лет. Только небом и бредил. А тут – госпиталь. Чушь! В госпиталь загремел аж на 40 дней. Там узнал, что я не один такой – избранный.

По всей стране в этот госпиталь отправляли летчиков. Хотели выбрать наиболее выносливых. Из почти 3000 человек наскребли около 200. И вот их обследовали – от макушки до пят.

Там и медико-биологические исследования были, и центрифуга, и качели Хилова, и барокамера… А главное – никто ничего не говорил, зачем все это. Да и спрашивать не хотелось – понимали, что так легче.

— Когда вы узнали, что вас готовят для полетов в космос?

— Подозрения сразу возникли. Только верилось как-то с трудом. Даже, когда уже на Байконур приедешь… Да что там – перед стартом тоже не верилось.

А тогда, в 1959-м, все как-то в голове по крупицам в единую картину и сложилось: первый спутник был запущен в 57-м. Вот тебе и космос – почти рядом. Хотя, казалось, за два года вряд ли можно пройти путь от первого спутника до пилотируемой космонавтики. В это не верилось, но внутри было четкое ощущение – космос, это космос.

Более всего было неприятно, что проводили эксперименты. Медики ведь упорные: им все надо было узнать, что может человек в экстремальных условиях, чего не может, какие скафандры, нужны ли они вообще, какие высоты опасны, какие нет, какой температурный режим. Очень не хотелось быть подопытным кроликом.

Запускали собачек, но собачки бессловесные: они не могут сказать, где хвост болит, где лапа. Так что к космосу шли наощупь. Космосу нужен был человек. И тебя тогда никто не спрашивал, хочешь – не хочешь. И со своими волнениями должен справляться сам. Мужик все-таки. Так, наверное, и сложился первый отряд.

Медики нам даже хотели датчики вживить, чтобы постоянно наблюдать за изменениями организма. Хорошо, думаю, а как же мы жить-то будем?! А в семье как с женой общаться – с датчиками, что ли? Я тогда понял, что моя жизнь мне уже не принадлежит. Видимо, она стала не моей, когда я поговорил с военным медиком. Хотя, в космос мы все рвались. И ради этого можно было стерпеть многое.

— Наверное, вы уже тогда поняли, что потребует космос, какую цену заставит заплатить?

— Это, знаете, ощущалось с каждой тренировкой. По всему было понятно, что нас готовят для чего-то сверхответственного. А вот резануло, когда Вали не стало.

Валя Бондаренко был самым молодым из нас – почти мальчишка. И, кстати, на него очень сильно рассчитывали… Он практически заживо сгорел в барокамере во время тренировки. И ничего сделать нельзя было.

Инструктор и медики видели пламя, но открыть капсулу было нельзя.

Наша группа тогда сжалась. Угрюмые и молчаливые ходили все. Каждый из нас тогда сделал свой выбор, бросил свой вызов неизвестному.

А Валя после барокамеры прожил еще два дня. Самое сложное было сказать его жене… Отправили меня, почему – не знаю. Жена была около него до самой смерти. А он все твердил: «В моей смерти прошу винить только меня». Мы, ребята из отряда, к нему рвались, но нас так и не пустили.

Вот такую цену мы тогда заплатили за космос. Все. Этот случай еще раз подчеркнул, что у нас мелочей нет, и быть не может. И я всегда учил будущих космонавтов, новые отряды, именно вспоминая Валю Бондаренко: «Мелочей у нас нет, и быть не может».

— Вы когда-нибудь жалели о том, что ответили на предложение военного медика?

— Нет. Это мой путь. И потом, если ты связался с космосом, обратного пути нет.

Жизнь у нас, конечно, была своеобразная, но очень интересная, хотя мы, как реальные человеческие единицы, существовали только для ограниченного числа людей. И по документам мы проходили как летчики, вот только какой части – не значилось. Все было засекречено. Да что там говорить, о Сергее Павловиче Королеве мир узнал, только когда его в последний путь провожали.

А к нам он пришел почти сразу после смерти Вали. Низенький такой, в потертой курточке. Главный конструктор, засекреченный. Никто не должен был знать ни его имени, ни фамилии, ни отчества. Никто даже не должен был знать, как он выглядит. Вся эта завеса секретности только разжигала наше любопытство.

А когда он появился, добродушный, очень собранный, очень увлеченный своей идеей, хорошо подготовленный, с большим жизненным опытом, мы как-то опешили. Совсем другим себе его представляли. Вы знаете, какую он школу прошел, в том числе и репрессии. Он умел рисковать – несмотря ни на что. Понимаете, о чем я говорю? Он постоянно рисковал.

И вот он стал нам спокойно и очень тихо, даже доверительно, рассказывать о космосе, о пилотируемых полетах, одноместных, многоместных, о космических станциях… Для нас это в то время было почти сказкой, фантастикой. Мы вначале не поверили. А он стал нас по одному называть. «Кто из вас Юра? А, это вы. Ну, расскажите о себе. На чем летали?».

Гагарин поднялся и все о себе рассказывал. «А Герман? Это кто?» Потом Титов вытягивался по стойке смирно. И так все один за другим вставали и о себе в двух словах ему рассказывали. Я так полагаю, что он каждого из нас тогда насквозь видел – по глазам определял характер человека. Но самое главное, он тогда за одну беседу каждого из нас сделал своим единомышленником.

И мы стали разделять его точку зрения. Он заразил нас своим энтузиазмом. Мы поверили в то, что космос, безусловно, будет пилотируемым, и никаких сомнений в этом нет.

Программу полетов сворачивать не стали: в марте погиб Валя – в апреле Гагарин полетел. Так что космос себя приближал настойчиво и бескомпромиссно.

Похороненный заживо

— В 1969 году — когда вы поняли, что произошла нештатная ситуация?

— Понимаете, когда спускаемая капсула отделяется от грузового отсека, в иллюминаторы космонавт видит только небо. Я же отчетливо наблюдал антенну грузового отсека. Это при том, что вся техника сработала штатно: приборы показывали, что все в полном порядке. Но я то знал – они врут! Автоматически начал перебирать в голове, что можно сделать.

А в голову ничего и не приходило. Жутковато становилось при мысли, что ко мне приклеился балласт почти в три тонны. И всю эту массу, грубо говоря, крутит один двигатель. Как думаете, надолго его хватит? А аэродинамика у всей этой махины такова, что перевернуться она ну никак не сможет. Значит, меня ждало падение.

И до столкновения с землей осталось всего 30 минут.

— Скажите, такая аварийная ситуация случилась впервые?

— Владимир Комаров погиб примерно в подобной же ситуации. Он, конечно, отстыковался нормально, но спускаемая капсула запуталась в стропах парашюта – начался неконтролируемый спуск… Я был включен в комиссию по расследованию. При мне раскрывали капсулу с телом Владимира Михайловича.

Мне пришлось снимать самые последние данные: важно было знать, что человек делал за несколько минут до смерти, в какой позе он находился, до чего он мог дотянуться, до чего нет… Там много было вопросов. Это произошло в 1967-м году, а в 69-м я сам оказался в подобной ситуации.

И хорошо понимал, что результат может быть таким же…

— О чем вы подумали в тот момент?

— Оказывается, очень хочется жить, особенно, когда мышеловка захлопнулась.

И вот тогда я вспомнил Комарова. Если упаду, ко мне также придут, чтобы считать все показатели приборов, проверить телеметрию. На себе я тогда уже поставил крест: надо было по максимуму оставить информацию для других – для будущих космонавтов.

Я выдернул листочки из бортжурнала, засунул их в самую середину тетради, крепко перевязал и положил на место. Отчаяние, конечно. Но, по крайней мере, вероятность того, что тетрадка сможет сохраниться. Дальше стал наговаривать на магнитофон все то, что происходило – каждую мелочь, все показатели приборов.

Хотя, кто мог гарантировать, что тетрадь и запись останутся при падении целы…

Adblock
detector